АЛЕКСАНДР ГРИН и КОСМОС

Роман А.С. Грина «Блистающий мир».
Передан в дар нашему музею экипажем космической стации «Союз-Салют -6»

Роман о летающем человеке − «Блистающий мир» − Александр Грин начал писать сто лет назад, в 1921 году. Это произведение вызывает немало споров, удивлений, недоумений и, одновременно, восхищений.

Идея свободного, а не механического полета много лет тревожила воображение писателя. «Я хочу, чтобы мой герой летал так, как мы все летали в детстве во сне, и он будет летать», − заявлял он.

Писатели Эдгар Арнольди и Михаил Слонимский, общаясь с Грином в период создания «Блистающего мира», были свидетелями того, как он «радовался за своего героя, просто и без всякого усилия достигшего осуществления чудесной мечты», как убежденно доказывал, что «ничего неправдоподобного в таком факте, что человек взял да полетел, нет», «что человек, бесспорно, некогда умел летать и летал» и что «рост авиации зависит от стремления человека вернуть эту утраченную им способность летать». Но в то же время, в разговоре с Юрием Олешей, он назвал свой роман символическим: «Это вовсе не человек летает, это парение духа!»            Действительно, преодоление земного притяжения в романе можно воспринимать   как   отрыв от жизни, утяжеленной материальными благами, как стремление к духовному возрождению и росту.

Задача Друда, героя романа, — пробудить человечество, увести его в «страну Цветущих лучей», где торжествуют дух и разум. Люди должны  верить в свои возможности и понимать, что силой своего желания и мечты, силой мысли они сами творят свою жизнь.

К сожалению, не совсем вдумчивое прочтение романа приводит к ошибочной мысли о гибели героя. В свое время, узнав об этом, Грин с досадой произнес: «Хоть пиши специальное объяснение, о Друде я все сказал в предпоследней главе. Последняя −о Руне, о том, что она выздоровела только потому, что внушила себе  − Друд  погиб. Я же пишу разрядкой  −   “Р у н а −   о д е р ж и м а“»! Убив в себе его образ, она приобрела равновесие и зажила обыкновенной жизнью. А летящая душа Друда нашла ответную, такую же, как и он, парящую над обыденностью, душу Тави. «Время принесет нам много хороших дней», − на этой замечательной ноте заканчивается в романе история Друда и Тави, с которыми Грин в повествовании 1927 года «Встречи и приключения», вместе с другими любимыми героями своих книг, решил совершить путешествие.    

Прошли годы, и необычайное чувство свободного полета испытали космонавты. Возможно, поэтому именно им особенно понятен и близок роман «Блистающий мир».

Роман А.С. Грина «Блистающий мир».
Передан в дар нашему музею экипажем космической стации «Союз-Салют -6» .
1980 год

Феодосийский музей А.С. Грина гордится тем, что два разных издания романа побывали в космосе. Первый раз «Блистающий мир» путешествовал с экипажем космического комплекса «Союз – Салют-6» в 1980 году. Это был длительный полет космонавтов Леонида Попова и Валерия Рюмина. А во время полета крымского космонавта Антона Шкаплерова, вместе с американским и японским космонавтами С.Тингл и Н.Канаи, севастопольское сувенирное издание романа находилось на борту международной станции «Союз МС-07» −   с  конца 2017 года  до  июня  2018 года.

Космонавт Антон Шкаплеров с книгой А.С. Грина «Блистающий мир»
на борту орбитальной космической станции «Союз МС-07».
2018 год

Эти две книги с особыми печатями, которые находятся только на космических кораблях, в настоящее время экспонируются в мемориальной части музея на мини-выставке, посвященной 100-летию начала создания романа «Блистающий мир» и 60-летию первого полета человека в космос.

Приятно было узнать, что Антон Шкаплеров готовит группу будущих космонавтов, которым осенью предстоит отправиться в полет для съемок художественного фильма.

Лариса Ковтун,

 научный сотрудник музея А.С. Грина

One comment on “АЛЕКСАНДР ГРИН и КОСМОС”

  1. Основоположниками советской фантастической литературы являются такие выдающиеся писатели как Александр Грин, Алексей Николаевич Толстой (« Аэлита », « Гиперболоид инженера Гарина »), Александр Беляев (« Голова профессора Доуэля », « Человек-амфибия » и др.). К фантастике также можно отнести антиутопию « Мы » Евгения Замятина, а также некоторые произведения Михаила Булгакова (« Роковые яйца », « Собачье сердце », « Мастер и Маргарита »). В 1930—1940-е годы преобладала так называемая « фантастика ближнего прицела » ( Владимир Немцов, Григорий Адамов и др.).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *